ICEDcube

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Автор Тема: Навеяно Пикником (тексты)  (Прочитано 2513 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

bober58

  • подотряд_боброобразные
  • форумный маньяк
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3481
    • Просмотр профиля
Re: Навеяно Пикником (тексты)
« Ответ #30 : Октябрь 22, 2018, 10:11:35 pm »

https://m.vk.com/wall22330634_20919
Татьяна Рогозянская

Завтра, 23 октября - День рождения Марата Корчемного - бас гитариста легендарной группы "Пикник". Человек с доброй, позитивной энергетикой, тебе мои строки)
Над нами кружит вдохновенно
Магический Марата взгляд:
С улыбкой яркой неизменно
Со зрителями встрече рад.
Мы на концерт любимой группы
Спешим, чтобы увидеть вновь
Блондина яростные кудри,
Что будоражат нашу кровь.
Сегодня празднует рожденье
Бас-гитарист, и наш - Марат!
Мы ловим каждое движенье
Твоё, о, «Пикника» солдат!
В изящное вплетая кружево
Любовь, Искусство, Жизнь, Азарт, -
Марат, как редкая жемчужина,
Затмит собой любой стандарт!
К тебе мы, воспылав любовью,
В твой новый Дня рожденья год,
Желаем: чтобы с Новой кровью
Пускай тебя удача ждёт!
Пусть дни идут, тебя лишь крася,
Ведь мудрость так тебе к лицу!
Марат! Ты, как всегда, прекрасен!
И наш салют тебе – творцу!
22.10.2018, 20.00 (Т.Рогозянская)
Записан

bober58

  • подотряд_боброобразные
  • форумный маньяк
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3481
    • Просмотр профиля
Re: Навеяно Пикником (тексты)
« Ответ #31 : Декабрь 12, 2018, 10:38:42 pm »

https://m.vk.com/wall-74962618_2485
Городские сказки

Танго «Чёрная каракатица»
Автор: Ирина Иванова

Она — мой навязчивый образ. Она снится мне по ночам, проникает в каждый сон: где — мелькает с краю, а где — на правах главной героини ведёт за собой. Все долгие шесть-семь часов я нахожусь в её обществе. Это страшно угнетает; наверное, я скоро совсем перестану спать.

Хотя в этом нет особого смысла. Она преследует меня и наяву — пускай не так часто и непрерывно. Но она может появиться в любой момент; подходящий-неподходящий, удобный-неудобный — её это не волнует. Она приходит, и не замечать её невозможно: старается попасться на глаза, кружится возле меня, манит к себе.
Конечно, кроме меня, никто её не видит. Я, верно, схожу с ума (или уже сошёл).

Во снах она — всего лишь действующее лицо. Наяву она — моя муза, моё вдохновение.

Прежде меня никогда не тянуло к писательству — не считая наивных рассказов и недостишков в юности. Но с её появлением пачка листов и карандаш стали моими верными спутниками. Дошло до смешного (и пугающего): если я нечаянно забываю их, со мной может приключиться самая настоящая истерика. Руки трясутся, дыхание учащается, я теряю контроль и в панике метаюсь туда-сюда: бумагу и карандаш, срочно!

Стоит ей прийти, невзначай коснуться моего плеча — слова заполняют голову. Я озарён, я вдохновлён, я упиваюсь жаждой творчества. Стремительно пишу, не думая о красоте почерка, желая только одного — выплеснуть на бумагу всю свою душу.

А она тем временем танцует. Извивается, перетекает в странных движениях, то бежит на месте, то опускается на четвереньки. Чёрные лоскуты крыльев за её спиной колышутся в такт. Музыки нигде нет, но я знаю: она совершенно отчётливо звучит в моей голове.

Я точно сошёл с ума. Этот танец… Он безумен, он дик, непонятен — но влечёт. Стоит мне засмотреться — и уже не могу оторвать глаз, как бы мысли-идеи ни распирали голову. Слежу за ней: вьющиеся волосы, загадочный макияж вкруг глаз, абсолютно чёрная радужка. Кто она? Моя муза, моё вдохновение… И моё проклятие.

Всё написанное не вызывает у меня ни капли удовлетворения, что уж говорить о гордости за самого себя. Прекрасные, но такие нелепые слова и действия, сюжет — хуже нарочно не придумаешь. А ведь с каким упоением это пишется!

Я уничтожаю листы, я безжалостно сминаю их и разбрасываю по полу, вымещая злость и досаду. Когда страницы рассказов становятся сплошным ковром, я начинаю их сжигать. За что ты мучаешь меня?! За что издеваешься, принуждаешь писать то, что никогда и никем не будет прочитано?!

Порой мне кажется, что она существует не только в моей голове, что она обретает волю, становится отдельным человеком. В эти минуты наступает короткое прояснение, я вырываюсь из квартиры: в другой город, к врачу, в психушку, куда угодно, спасите! Но её появление вновь заставляет вернуться и взять в руки карандаш.

Постепенно я замечаю интересную закономерность. Так или иначе, в каждом тексте мелькает одно и то же словосочетание: «Танго "Чёрная каракатица"». Должно быть, это название её безумного танца, кружащего мне голову. Правда, от этого знания легче не становится (зато разгорается любопытство).

Умей я хоть немного танцевать, не раздумывая шагнул бы к ней, попытался договориться на языке замысловатых движений. Но я не в силах повторить даже простые элементы, о странной «Чёрной каракатице» и речи быть не может.

А ведь мы бы поняли друг друга, как всякие люди, говорящие на одном языке (и имеющие не так уж много отличий). Тогда бы я расспросил, кто она и что делает, зачем приходит ко мне, чего хочет (кому предназначены написанные и уничтоженные рассказы, кто научил её танцу), — разумеется, из желания освободиться (и просто поговорить с близким-родным человеком).

Эти фантазии настолько захватывают меня, что в одном из снов мы с ней и впрямь танцуем. И каждый жест что-нибудь да значит.

Пытаясь найти выход из этого жуткого положения-плена, я сминаю, а затем сжигаю все чистые листы. Теперь не смогу писать при всём желании. Что-то она сделает тогда?

Но её не волнует ровным счётом ничего. Она хочет, чтобы я писал: есть бумага, нет бумаги, какая разница?

Жажда изливать слова мучительно распирает меня изнутри. После яростной борьбы с самим собой мне приходится строчить прямо на обоях — о том, что сегодня нас сблизит не что иное, как её дикое танго.

Она танцует за моей спиной, мягко переступая босыми ногами. Я упоённо и озлобленно вывожу буквы, с ненавистью (и любопытством) кошусь на неё. Тогда она замирает, подходит близко — совсем-совсем близко, ещё миллиметр, и я задохнусь от её близости, — берёт меня за руку: «Здравствуй».

Пелена танца проникает в мою кровь, перед глазами темнеет. Я роняю карандаш: «Отложу дела на потом», — поднимаюсь с колен: «Полностью готов» — и иду следом. Иду танцевать танго «Чёрная каракатица» — вихрь безудержных смыслов и страстных значений.

(Примечание: в скобках — то, в чём герой не желает признаваться самому себе.)

#сказка #городская_сказка #cityhaze #Zmeal@cityhaze
Записан